Кто стоит за следующей мировой революцией? 3.9/5 (5)

Нескончаемые теракты, пробуждение радикального ислама, угасание Евросоюза, обостряющаяся поляризация секторов и лагерей – согласно всем признакам, мир распадается на части. Необходимо разобраться в этом процессе, чтобы подготовиться к переменам и предотвратить грядущие катастрофы.

Как правило, требование перемен исходит от определенного класса, увлекающего массы за собой к ясной цели. Однако не всякий переворот порождает настоящую революцию. Это происходит лишь тогда, когда в обществе удается установить новые отношения, требующие реорганизации социального устройства и его институтов. Если подобные сдвиги приобрели характер постоянных — можно сказать, что революция удалась.

Фактически, этим базовым критерием проверялось большинство крупных революций в истории: Американская, Французская, Октябрьская, «Весна народов» в Европе и «Арабская весна» на Ближнем востоке…

Но что делать, если революции, восстания и кризисы меняют лик общества, а у нас впервые нет никакой возможности контролировать происходящее? Что если мир рассыпается на глазах, и ни одна из тенденций не ведет к выходу из тупика? Что если человечество погружается в смятение на фоне неуклонного развала миропорядка, установившегося после Второй мировой?

Мировой набат

Эта драма не знает границ, она разыгрывается одновременно на разных сценах, по разным сценариям, хотя в действительности сюжет ее неизменен. Она повествует о непримиримых противоречиях единого мира. Декорацией ей служит расползающаяся ткань уходящей эпохи, лейтмотивом – древнее варварство, спевшееся с современным невежеством.

События ускоряются: террор в Европе, поднимающий националистический отклик справа, «брекзит», свидетельствущий о близящемся конце ЕС, зачистка в Турции после попытки переворота, волны восточных иммигрантов, заливающие западный берег, и предвыборная кампания в США, никогда до этого не проводившаяся на столь низком уровне и выявившая столь глубокий раскол населения и элит.

Глобальная нестабильность – отчасти естественная, отчасти искусственная – ведет к хаосу, в котором причины и следствия утрачивают явную прежде взаимосвязь. И хотя «великие мира сего» пытаются оседлать эту волну, все яснее становится, что она им не по зубам.

Социальные науки, включая экономику, никогда не были точными, а сегодня, в вихре перемен, они проявляют свою ущербность в полной мере. Невозможно спрогнозировать развитие событий, невозможно продумать стратегию на долгий срок, невозможно принять бюджет и составить государственные программы с прикидкой на будущее. Будущее теперь слишком туманно, и контуры Третьей мировой уже проскальзывают в его рваной пелене.

В этих условиях любые союзы, альянсы, соглашения и конвенции могут быть нарушены ради сиюминутной выгоды в самый неподходящий для нас момент. Каждый сам за себя – вот главный девиз современности. Сдерживающих факторов все меньше, а причин для срыва, наоборот, все больше.

А потому нет ничего важнее, чем приподняться над текучкой и взглянуть на общую картину. Только она поможет нам договориться, а не перегрызться окончательно. Ведь хаос на самом деле – это не отсутствие базовых тенденций, а неспособность их разглядеть, и близоруки мы именно потому, что играем порознь, пытаясь выпутаться за чужой счет.

От линейности к глобальности

Дело в том, что в нашей игре теперь действует новый фактор – глобальная неразрывная сеть взаимосвязей, превращающая каждый элемент в неотъемлемую часть целого. Как следствие ни один частный случай, ни один конфликт, ни одну проблему или даже комплекс проблем нельзя рассматривать в отдельности — все связано со всем. И пускай мы к этому еще не привыкли, однако у нас есть хороший пример – человеческий организм, цельный в своей основе и чуждый всякой дискретности.

Часто под глобализацией подразумевают международное сотрудничество в финансовой и коммерческой сфере, экономические узы, связавшие весь мир в сложный клубок противоречий. Однако все это – следствия, подлинная глобальность лежит глубже – в межчеловеческих отношениях, в непреложных принципах развития, в сплетении страстей и желаний, в нашей внутренней общечеловеческой сети. Мы тщетно рвем ее безразличием, отчуждением и ненавистью, а она всё настойчивее и жестче требует от нас новых отношений, основанных на взаимном поручительстве.

Она требует новой социальной концепции, нового обществознания: нет больше ВИП-персон и ничтожеств, важных шишек и аутсайдеров, более важных и менее важных, более равных и менее равных – ни среди людей, ни среди государств. В глобальной замкнутой системе другие правила игры: у нас общие интересы и равные отношения, мы заботимся обо всех и никого не оставляем на произвол судьбы – то есть собственного эгоизма.

Нам не уйти от этих велений времени. И хотя мы погрязли в старом, хотя все еще сопротивляемся им, однако новое все равно придет, глобальность зажмет нас в тиски, и от нас зависит лишь то, насколько мы будем готовы к этому, готовы принять новые каноны отношений и действовать в соответствии с ними.

Наше естественное мировоззрение долгое время толкало прогресс вперед и потому представлялось нам вполне рациональным. Но теперь, когда оно не действует, мы все еще цепляемся за него по старой памяти, вместо того чтобы адаптироваться к законам глобального мира. Этот диссонанс растет, обостряется, вызывает кризисы и ведет всех нас к большой беде.

Что же дальше? Можно дожидаться очередного лепета мировых лидеров, делающих хорошую мину при плохой игре, или совершить революцию, бескровную и легитимную. Как? По инструкции.

Инструкция по использованию единого мира

Перестаем делить всех на своих и чужих, на правых и виноватых. Отрываем взгляд от предписанных ориентиров, оглядываемся по сторонам. Свыкаемся с новым порядком предпочтений, перестаем отрицать очевидное.

Нет, это не значит согласиться с тем, что нам не нравится. Это значит принять новую ситуацию как данность и начать действовать, учитывая законы глобального мира.

Для легитимной, эффективной и безболезненной социальной революции нужно лишь одно – покончить с безумными, по сути своей, взаимоотношениями, которые мы возвели на пьедестал.

Все прежние революции были естественными, они проистекали из назревших и понятных причин. Сегодня иначе: обстоятельства словно зажимают нас в угол. Что-то назрело, но мы не понимаем, что. Так вот, назрели новые социальные отношения: между каждым и каждым — между супругами, между поколениями, между работниками и работодателями, между банкирами и промышленниками, между политиками и гражданами.

Но мы не готовы расстаться с привычным корыстным подходом, с нескончаемой наживой друг на друге. Парадоксально, но нас «прессует» не новый этап, а старый, отказывающийся уйти. Наше общество «сломалось», оно больше не соответствует реалиям дня.

Так же в свое время разбилась коммунистическая идея, так же разбилась американская мечта, так же с треском распадается на части Евросоюз. Всякая система, включая социально-экономическую, есть прямое следствие наших отношений, и если она отмирает, лучше с миром отправить ее в анналы истории и заложить основы новой.

Эта точка переворота, точка нового подъема человечества зависит не от «традиционной» радикальной революции, а от революции сознания, от концептуальной трансформации, от того духа, которым мы заполним пространство между нами, между нашими сердцами.

Это революция сердец, готовых, наконец, соединиться, прыжок из узкого мирка, ограниченного собственными потребностями, в широкий мир отдачи, где наша самореализация не знает границ.

Не откладывай на завтра то, что до завтра не доживет

Именно наше поколение индивидуалистов способно здраво и осмысленно вступить на путь единства и взаимного поручительства. Исчерпав ресурсы потребительского благоденствия, обкатав все прочие сценарии, мы уже видим, что мир не прогнется под нас, как бы нам того ни хотелось. Единому миру чужды междоусобицы, в единой системе не бывает раздоров – только сотрудничество и взаимопомощь, иначе распад разрушит все.

Современный кризис — это переломный момент, за которым последует расцвет подлинно человеческих отношений.

Однако если мы все-таки окажемся не готовы, если откажемся взрослеть, если зóву перемен поколение предпочтет свои отжившие истины, старая эпоха не перетечёт в новую, а столкнется с ней в безнадежной битве. Тогда вместо революции духа и сознания нас ждет откат к самым уродливым формам отношений, к распрям и войнам. И цена эта слишком велика.

Сегодня мы можем подняться, почти не упав, но если отложим подъем на завтра, то рискуем начать его со дна.

Пожалуйста оцените статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *